Тумесцентная анестезия: поговорим о рисках.

Петухов Андрей Викторович
спикер
Место работы: Центр флебологии
Должность: врач узи, сосудистый хирург, флеболог, хирург,

Уважаемые коллеги, давайте немного поговорим о правилах и рекомендациях, в рамках которых мы должны работать с местными анестетиками, чтобы избежать возникновения осложнений. В этом вопросе нам поможет Петухов Андрей Викторович. Читаем интервью и задаём вопросы нашему уважаемому спикеру, воспользовавшись формой ниже. Он их обязательно получит, а мы предоставим ответы позже.

С.В.: Рассчитываете ли Вы максимальную разовую/суточную дозу анестетика при планировании вмешательства?

Точнее сказать, есть понимание, какое в среднем количество раствора определенной концентрации расходуется при выполнение термальных эндовенозных манипуляций в сочетании с минифлебэктомией на одной нижней конечности. Если взять наиболее популярный лидокаин, то концентрация 0.05% для нас достаточна (данные общемировой практики 0.05-0.1%) Нормы  есть в национальном регистре лекарственных средств, во-первых. Там указано — не более 400 мг для  максимальной дозы.) Также не лишним будет напомнить, что при добавлении адреналина концентрация лидокаина в растворе для тумесцентной анестезии допустима 35мг/кг, согласно мировым данным. Это  неоднократно упоминалось в различных международных национальных рекомендациях и трудах, так что превысить в этом случае сложно.

С.С.: Существует ли какая-нибудь статистика по частоте возникновения аллергических реакций на тот или иной анестетик?

Да, многочисленными работами это подтверждено. При том есть ранжирование и по системной токсичности,  и даже по миотоксичности. По аллергии лидерство держит новокаин (до 25% реакций), самый безопасный – ропивакаин (наропин). Лидокаин удерживается в нише 0.1% — это очень мало, согласитесь!)

С.В.: Какова Ваша тактика, если во время консультации у Вас возникло подозрение на аллергию на тот или иной анестетик у пациента?

На слово мы верить не можем. Не забывайте о психогенных реакциях, упоминания о которых присутствуют фактически в любом международном обзоре. Но, тем не менее, пациент должен предъявить официальный документ от аллерголога, если он указал именно на анестетик в анамнезе.  И именно аллерголог решает, какие именно тесты проводить. Так, у пациента с любой анафилаксией в анамнезе по данным, к примеру, американского руководства по местным анестетикам, не может быть и речи о каком-либо тесте in-vivo. Только in vitro. В целом, лабораторные тесты не имеют доказанной диагностической ценности. Документы же отечественные есть, и не единственные, к сожалению. К примеру: ГОСТ 52623.4-2015, также «МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО СИСТЕМНОЙ ТОКСИЧНОСТИ МЕСТНЫХ АНЕСТЕТИКОВ».  Сами мы, хирурги, не имеем права  тесты проводить! Должно быть грамотное ИДС на местную анестезию, это самое важное, пожалуй 🙂 . Что касается какой-либо прочей аллергии в анемнезе – то в передовой общемировой практике всякие подобные тесты и прочие изыскания не применяются.

С.С.: Какие вопросы, во время консультации, Вы задаете пациентам, чтобы выявить возможные нежелательные реакции на анестетик?

Практика показывает, что подавляющее большинство говорят, что не припомнят или не знают о какой-либо реакции на анестетики в анамнезе. К любому ответу надо отнестись внимательно, но потеря сознания, резко нарастающее затруднение дыхания, крапивница, — повод для консультации с аллергологом. Но не забываем, что истинные реакции гиперчувствительности крайне редки!

С.В.: С какими побочными эффектами анестетиков, при проведении тумесцентной анестезии, Вам приходилось сталкиваться?

Именно тумесцентной? Так и не вспомнить значимое…. 🙂  Иногда бывает гипотония.

А при местной анестезии в-общем… За всю богатую практику приходилось видеть и потери сознания, и отек Квинке… Но это все благополучно разрешалось. И это было давно, слава Богу. У коллег же, по рассказам, бывали единичные случаи судорожных синдромов, асистолии. Отмечали также и пресловутый «мифический» для некоторых миотоксический эффект. Подробнее на вебинаре 😉

С.С.: Вы и операционные сестры обучены алгоритмам действий, при аллергической реакции на препарат?

Да, есть написанные краткие рекомендации для сотрудников. Все должно быть под рукой.

С.В.: У Вас в клинике проводятся, на регулярной основе, какие-нибудь обучающие курсы, симуляции тех или иных ситуаций с отработкой алгоритма действий?

У докторов периодически есть, обязательно. Свой инструктаж получают и медсестры.

С.С.: У Вас есть анестезиолог, который всегда присутствует в операционной, или которого в любой момент можно быстро вызвать к себе?

Анестезиолога не держим. Как я уже сказал, в правилах, коих немало, отсутствуют единые четкие требования касательно местной анестезии. Так, есть методические рекомендации: «АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОПЕРАТИВНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВ, ПЕРЕВЯЗОК И СЛОЖНЫХ ДИАГНОСТИЧЕСКИХ И ЛЕЧЕБНЫХ МАНИПУЛЯЦИЙ», кажется, 2019 — последний год пересмотра. Так там прописано, что при проведении инфильтрационной анестезии анестезиолог-реаниматолог не требуется, но умение проводить местную регионарную анестезию определяется профессиональным стандартом «Врач анестезиолог-реаниматолог».

С.В.,С.С.: Андрей Викторович, больше спасибо за интервью. Будем рады Вас видеть в новых проектах. Уважаемые коллеги, мы уверены, что ваш интерес к первым лицам будет только расти, а они обещали отвечать честно и без купюр. До встречи.

 

 

Задайте свой вопрос

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

0 вопросов
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Рекомендуем врачам

Рекомендуем пациентам

Что еще вам может быть интересно

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
Поддержите нас